176

Re: Рассказ Белый Мерседес

[b]Настрой на мерседес[/b].

Но ездить на такой машине в России!?  Нет,  Родион был настроен только на "Мерседес".  Он его сразу увидел в углу ангара-гаража. Это был "Мерседес-230"! И совсем белого цвета, точно такой он видел в своих снах. Да, он сразу нашел то,  о чем так  долго мечтал - белый "Мерседес".

- А эта машина продается?

- О, это великолепная машина! - продавец услужливо открыл ее дверцу. - Прокатитесь!

На "Мерседесе" не было автоматической трансмиссии, но ехать было еще более приятно. Машина не была такой огромной как "Додж". Когда Родион подруливал к будке менеджера, то на его лице были уже все признаки принадлежности к недосягаемому для него миру дипломатов, фраков и светских раутов...

Он влюбился в черты этой элегантной машины.  Не громоздкой,  изящной, и в достаточной степени спортивной. Особенно его умилял лючок наверху. Мечта - страшная сила, главное с ней не разминуться. В эти минуты Крестовский был похож на человека, только что вытянувшего счастливый билет. Но счастливые билеты нынче разыгрываются только в лотереях. И когда Родион вышел из машины, на душе было состояние сродни блаженной истоме после первого поцелуя или первой брачной ночи.

Купленную машину поставил рядом с гостиницей. Все произошло так неожиданно - он не мог привыкнуть к мысли, что стал, наконец, владельцем "Мерседеса".





[b]Возле автомашины[/b].

Весь оставшийся день он то и дело подходил к окну гостиничного номера и посматривал на автомобиль.  Несколько раз он даже спускался к нему.  И ходил вокруг машины и ждал,  что вот-вот в нем зародится чувство собственника. В конце концов это было все, что он имел... Но, никакого чувства не появлялось. Машина была сама по себе, он просто ее мойщик - наводил глянец на парадный автомобиль какой-нибудь кинозвезды или загулявшего шейха. Потом у него наступило прозрение: "Да неужели это и есть все,  чего он хотел от жизни?! Стоило ли это стольких волнений и усилий?" Однако тут же себя поправил, отогнав навязчивую мысль и как бы утверждая свою правоту: "Да, но к этому надо стремиться!"

У него был день,  который он решил посвятить освоению машины,  а заодно ознакомлению с Европой.  На следующее утро он сел за руль своей мечты и решил проехаться за городом. У него не было хороших навыков. Так как, учась вождению, он ездил с инструктором по тихим улицам,  где надо было, согласно правилам, тормозить на каждом углу и, осмотревшись, катить дальше. Лучше в начале поездить за городом по магистрали.





[b]Поездка[/b].

Там нет ни светофоров, ни пешеходных дорожек. Узнал он об одной дороге в путеводителе.  "Тем лучше", - подумал он, складывая карту. И поехал с легким сердцем, вырулив из города. Без особых приключений Родион, держа положенные пятьдесят километров в час, очутился за городом на самой автомагистрали. Волею случая он попал сразу в крайний левый ряд.  Ехал тихо-мирно,  осматриваясь по сторонам,  что же в реальности означает такое - Европа.  Ширина дороги необъятная, и машины летят, как сумасшедшие, ну а он будет умнее, решил он про себя, пусть летят. А ему спешить некуда. Хотя кто их знает, думал он, может быть, на автомагистрали так и полагается...

"Человек! Остерегайся своих желаний! - так и хотелось ему крикнуть от радости. - Они могут сбыться!" Погода была в тот день прекрасная,  настроение приподнятое.  Он ехал на своей машине! Пусть стрелка спидометра дорожит на пятидесяти. Но ехал сам, вцепившись в руль,  как в спасательный круг. Тормоз! Впереди оказалась "зебра" и пешеходы. Ну, идите! Те, наконец, пошли, оглядываясь, что за чудак оказался за рулем. Черт, правил здешних не знаю, может, они, наоборот, должны пропускать машины? Пешеходы прошли, а он все стоял на месте, собираясь с мыслями. Сзади засигналили. Тронулся, и сам себе скомандовал: "Первая передача - есть первая, вторая - есть вторая, третья - ну, и хватит пока".

Авто клуб ПМР. Советы для автолюбителей из Приднестровья.

177

Re: Рассказ Белый Мерседес

[b]Хорошая машина[/b].

"Мерседес" послушно подчинялся малейшим поворотам руля. Солнышко светит, люди, проезжая, руками машут. Он тоже помахал им в ответ. До чего бельгийцы доброжелательный народ! Уж, казалось бы, торопятся, летят мимо как угорелые, а еще успевают поприветствовать. Спустя какое-то время он увидел, что не только рядовые водители, но полицейский в машине рядом отмашку дал. И что-то прокричал. "Чего?" Крестовский повернул голову, проговорил: "Бон, бон", то есть:  "хорошо, хорошо".

Еще один полицейский рядом проплыл, но уже на мотоцикле, и тоже, помахал рукой. Крестовский помахал ему в ответ. "Какие бельгийцы все же предупредительные и приветливые люди!" - еще раз подумал про себя Родион.

Между тем,  прямо над ним в небе завис вертолет и стал делать круги. Увидел, что в кабине опять-таки полицейский машет рукой: "Надо же, такое внимание", - еще больше проникся к себе уважением Родион. Откуда они знают, что я только что купил машину и очень нуждаюсь в моральной поддержке. Эх, до чего замечательные люди живут в Бельгии. Все поголовно милашки, даже полицейские!





[b]Злой мотоциклист[/b].

Однако он начал понимать,  что-то неладно.  Присмотревшись - увидел,  что мотоциклист не отстает, и сердито не просто машет рукой, а как бы отталкивает воздух. Понял, наконец, что он приглашает его сдвинуться вправо. Оглянулся назад. О, Господи, как же ему переместиться вправо, когда машины несутся с сумасшедшей скоростью...

- Ничего! - крикнул Крестовский полицейскому. - Спасибо за приглашение. Мне и здесь нормально. Торопиться некуда.

Мотоциклист тем временем поравнялся с Родионом и едва не влез к нему в окно. "Арете!" - прокричал он. Оторвать взгляд от дороги Родион не рисковал, но боковым зрением видел - тот не на шутку злится. Родион оглянулся - ба! Да у него со всех сторон сплошная полиция!  И все сигналят,  чем могут - фарами, подфарниками, руками, шлемами, даже сирену включили. "За что они так гневаются? - подумал про себя Крестовский, - Как въехал на левую полосу со своими пятидесятью в час, так и еду". Опять закрались сомнения, может здесь какие-то свои правила, которые он не знал.





[b]Уголовная хроника[/b].

...Итак, понукаемый наземными и воздушными силами полиции, Родион, наконец, увидел возможность переместиться в правую полосу. Вся сцена явно просилась в кино или уголовную хронику телевизионных новостей. Крестовский остановил машину на обочине. Мотоциклист оказался первым, за ним подъехали две машины с включенными световыми и звуковыми сиренами. Вертолетчик, видя, что Крестовский сдался на милость властям, сделал прощальный круг и улетел.

Родиона поразило, что первым делом полицейский, снимая перчатки, спросил:

- Это ваша машина?

А ведь недавно у него самого были сомнения на этот счет!..  Позднее он понял, что эта фраза  -  обычная часть допроса угонщика автомобиля.

Полицейский стоял, слегка расставив ноги, подтянутый, даже несколько изящный, сверкая портупеей и блестя веснушчатым, мокрым от пота лицом.

- Эта ваша машина? - с трудом понял вопрос Родион.





[b]Полицейский[/b].

Была пауза, он смотрел на Крестовского, доставая планшет для составления протокола и  пытаясь понять, что он за птица. Но после того, как Родион промямлил по-французски несколько заученных фраз типа "Экскюзе, муа". "Же сию рюс".  После этого полицейский все понял, потому что сказал с мягкой ласковостью, с которой разговаривают с идиотами:

- Правая полоса - для детей, понимаете?

Крестовский про себя опять засомневался: "Неужели у них здесь подросткам отведена специальная зона для автомобильных прогулок? Вот они и ездят взад и вперед по магистрали... Но он-то при чем? Он то ехал по левой!"

- С вашей скоростью, - пояснил он, видя, что Крестовский с трудом его понимает, - только в правой полосе ездить, с детьми. Если, конечно, вы не хотите убить себя и других.

Но, поняв, что этот русский все равно ничего не понимает, еще раз посмотрев на него, и, поглядев на небо, что-то пробормотал и махнул на него рукой.





[b]Магистраль[/b].

Целая неделя пролетела как один день.  Утром он ощутил вдруг неуверенность:  как поведет машину? Но деваться некуда. Открыл дверцу, сел. Долго вертел зеркальце, регулировал под свой рост кресло. Когда вставлял ключ, мелькнуло: "Может, не заведется?" Но двигатель заработал быстро и уверенно". И вот Крестовский двинулся назад на Родину.

Выбрался на магистраль.  С ним поравнялся старенький "Фольксваген".  Парень,  наверняка моложе своей машины,  смотрел с удивлением: "Такая "тачка", а еле тащится!" И, взвыв мотором, как самолет на взлете, "Жук" ушел вперед. Родион решил прибавить скорость и сразу стало труднее управлять. Нет, руля машина слушалась легко, и даже возникало желание до отказа выжать педаль газа. Приборы и дорога, машины и знаки. Ох, эти знаки! Они замечались в последний момент и молнией проносились назад.

Какие впечатления у него остались об этой стране?  Бельгийцы - в подавляющем большинстве это дисциплинированные участники дорожного движения. Если они в своем уме, никогда не выходят на проезжую часть дороги и не перебегают улицу на красный сигнал и даже собаки в этой стране покорно стояли у светофора, дожидаясь зеленого огонька.

Авто клуб ПМР. Советы для автолюбителей из Приднестровья.

178

Re: Рассказ Белый Мерседес

[b]Страж порядка[/b].

Но аварии все же случались и здесь. Родион не успел проехать и полчаса по автомагистрали, как его сердце наполнилось тревогой. Он увидел, что две полосы автострады закрыты для движения, на это указывали стоящие на асфальте прутики бенгальских огней.

Подъехав поближе,  он не сразу понял, что случилось: мешали машины. Тут их было целое стадо: несколько полицейских, "скорая помощь", две пожарных, подъемный кран. Разномастные и разноцветные, они окружили свою несчастную легковую сестру, которая увы, бездыханно лежала поперек дороги вверх колесами.

- Проезжайте, проезжайте, - строго прикрикнул на Крестовского полицейский, видя, что он собирается остановиться.

Страж порядка -  здоровенный парень в кожаной куртке сделал четыре одновременных движения:  нахмурил брови,  придвинул левую руку к бедру, где висели пистолет и никелированные наручники, правой рукой ловко и энергично крутанул в воздухе дубинку и шагнул к его машине. Знакомой картинки на наших дорогах, когда водитель вступает в спор с инспектором ГАИ, он ни разу не видел. И Родион поспешил поехать дальше, а позади осталась чья-то трагедия.





[b]Голланд[/b].

Немного освоившись, Крестовский увеличил скорость своего движения.  Белое длинное тело лакированного "Мерседеса" мгновенно набрало скорость за сотню - с таким движком ему даже встречный ветер был попутный.  Русские долго запрягают,  но быстро едут. В Европе границы условные. Бельгийско-голландскую проскочил через часа полтора, даже не заметив маленькую табличку "Голланд", как у нас "Урюпинск". На голландско-немецкой границе тоже было  пусто. Понял, что находимся в Германии по большому флагу.

Его механический друг был сыном больших скоростей и только на сто двадцати вдруг он ощутил упоительное чувство самоотдачи автомобиля. "Мерседес" был хорош и на шестидесяти, но словно арабский скакун, которого заставляют идти шагом.

Родион слышал о том,  что дороги в Европе хорошие. Но то, что они настолько хороши, трудно даже представить. Ну, скажите, легко ли поверить человеку, воспитанному на псевдорационализме, что вдоль дороги заасфальтирована обочина. Все пересечения в разных уровнях.





[b]Германия[/b].

На автобанах в Германии - прекрасная дорожная информация.  Информационные щиты о разъездах и развязках дублируется как минимум три раза.  И тут вряд ли проскочишь мимо.  Но, как ни странно, именно это и происходило несколько раз с Крестовским. На первом щите он расслабленно проезжал, думая, что еще не скоро, второй проскакивал незаметно для себя. А вот третий! Куда? Скорее... Поздно...

Временами дорога проходила через маленькие городки и деревеньки, узкие нарядные улочки которых с магазинчиками и кафе, аптеками и банками напоминали ему декорации на киностудии. Вокруг все было чисто и красиво. "Жить чисто и красиво не национальная привилегия,  - думалось Крестовскому, - просто это приятно всем". Он невольно сравнивал российские малые города, изуродованные безвкусицей и безразличием: безликие блочные и панельные пятиэтажки - "хрущовки". Тоскливые без всякой зелени панельные микрорайоны,  вечно разрытые дороги,  уродливая и в самом неожиданном месте возникающая какая-нибудь закопченная труба местной кочегарки, криво висящие и выцветшие вывески. Да мы привыкли к нашему убожеству городского ландшафта, с которого, наверное, и начинается убожество нашей жизни.





[b]Берлинер Ринг[/b].

Вначале казалось, что мы и они там - это два разных мира, разные планеты. Но когда ты всматриваешься - мир везде один и тот же. И здесь и там есть люди умные и глупые, уголовники и филантропы, богатые и бедные.

Наконец-то он въехал на Берлинскую кольцевую дорогу - "Берлинер Ринг".  Большие синие с белыми надписями и стрелами указатели с немецкой пунктуальностью сообщали о предстоящем съезде с кольца. Путешествовать на машине в незнакомой стране - занятие не для слабонервных. Чего стоит такая в общем-то мелочь, как въезд в город и выезд из него. Дорожных указателей всегда много, но попробуй разберись в них на ходу. Где лучше въехать, чтобы попасть в нужный район.

Дорога на Родину лежала через немецкий город Франкфурт-на-Майне.  Был субботний день,  начало уикэнда.  Несмотря на ранний час, город бурлил. Германия абсолютно не похожа на Бельгию. Последняя была более демократичнее в стилях, то есть допускала смешение стилей,  будь то архитектура или мода.  А в Германии - строгий классический стиль.  Во всем. Франкфурт-на-Майне оказался необыкновенно зеленым городом. Здесь каждый абсолютно свободный сантиметр земли использовался либо под деревце, либо под цветочек.  Цветы на каждом балконе,  на газонах возле домов - зеленая подстриженная травка. Дома, улицы, тротуары - такое впечатление, будто их только что вымыли с мылом. А люди... Он никогда не видел столько красивых людей в одном месте, что напрочь перечеркнуло было его представления о немцах. Вежливы. Внимательны. Предупредительны.





[b]Стоянка для автомашины[/b].

Проехавшись по городу, он незамедлительно стал искать стоянку.  В одном месте,  где дорога сужалась,  навстречу ему попались два пешехода с тележкой.  Он конечно посигналил. Они отреагировали: остановились, поставили тележку и с изумленным видом обернулись, и стали наблюдать, как машина Крестовского едет прямо на них. Родион резко затормозил, прекрасно понимая, что тележку-то они убрать не успеют. Но иностранцы уходить с дороги не собирались! Он смотрел на них как заклинатель, пытаясь внушить обоим сразу привычный для него порядок движения, чтобы сошли с дороги и пропустили его автомобиль.

Намотав пару десятков километров и немного изучив город, он не достиг результата. Подземных стоянок было много, но все с автоматическими воротами. Сторожей поблизости не было - въезд только по магнитным карточкам, которые надо было заказывать по телефону, но где была гарантия, что его поймут.

Но вот проблеск надежды - стоянка в подвале большого универмага. Где он точно найдет хозяев. И действительно, на третьем этаже ему удалось найти дирекцию, и он стал объяснять приветливой фрау, что хочет поставить машину. Нет проблем. - Она пощелкала на калькуляторе и показала сумму. "Айн момент" - сказал





[b]Непонимание[/b].

Крестовский и выложил деньги на стол. Дама замахала руками - у них видите ли, принимают только автоматы в подвале...

Общаться им было крайне сложно. На его просьбы принять деньги "налом" она принялась объяснять, какие купюры следует совать в автомат и в какой последовательности нажимать кнопки. Увы, знакомых слов в ее речи он не различил, а спуститься и продемонстрировать работу автомата фрау не захотела. Минут через десять такого "общения" она, направивши указательный пальчик в пол, уже с металлической ноткой в голосе требовала, чтобы он спустился в подвал и воспользовался "аутоматен". Пришлось ему подчинится - но, еще раз походив кругами около умной машины, он так и не решился доверить ей свои денежные купюры.

Между тем неумолимо приближалось время "Ч" - 19.00,  и Родион стал немного нервничать.  Но вдруг он заметил,  что машины, припаркованные на бульваре вдоль линии метро, стоят здесь явно не первый день - сметенные к тротуару бумажки и мусор лежали под колесами не расплющенные.  В ближайшем магазинчике он спросил: "Неужели здесь можно стоять?". "Да, - обрадовали его, - здесь проходит граница центра и свободной зоны, где можно бесплатно ставить машину хоть на полгода" - "А мне надо всего на одну ночь".

Авто клуб ПМР. Советы для автолюбителей из Приднестровья.

179

Re: Рассказ Белый Мерседес

[b]Вперед – в Польшу![/b].

Тут как раз освободилась одно уютное местечко, и он сразу его занял.

Утром его вновь позвала дорога.  Впереди была Польша.  Проблемы начались на германо-польской границе во Франкфурте-на-Эльбе.  При выезде из Германии вальяжный немец,  не слезая с табурета в будочке, небрежно поставил печать в протянутом Родионом загранпаспорте из окошка машины.  Но зато на польской стороне - оказалась куча таможенников, каждый из которых брал у Крестовского паспорт на просвет специального приборчика, потом уносил куда-то вглубь помещения, и лишь спустя некоторое время возвращал обратно и уже с печатью.

Но вот,  наконец,  он и в Польше. Ему говорили бывалые автопутешественники, что эту страну надо проскочить побыстрее, нигде, по-возможности, не останавливаясь. Его предупреждали, что в Польше надо быть очень осторожным. "Днем надо опасаться полиции,  а ночью - бандитов". Полиция частенько останавливает перегоняемые машины и проверяет, есть ли знак аварийной остановки, аптечка, огнетушитель. Опытные люди рекомендовали для этих целей купить несколько банок пива. И если полисмен поинтересуется, почему нет огнетушителя, то надо достать пару банок и сказать, что баночное пиво может при необходимости потушить не только автомобиль, но и успокоить пана полицейского.





[b]Снижение скорости движения[/b].

И вот,  оказавшись в Польше, на него что-то накатило родное.  А дороги?  Ну, точно, как наши. На обочинах стали голосовать симпатичные девушки в мини-юбках и таких откровенных декольте, что через них, когда они слегка наклонялись вперед, виден был пупок. Польские бабочки...

Еще Крестовский здесь увидел очень много объявлений на русском зыке: "Мягкие уголки", "Мебель", "Кухонные наборы". Поляки вовсю наладили приобоченную торговлю этими товарами для россиян и других жителей стран ближнего зарубежья.

В Польше обилие населенных пунктов, велосипедистов и тракторов сильно снизило скорость. Въехал в Люблин и покружив по улицам не найдя обменный пункт понял, что придется обратиться на польском языке.

В отличие от первого своего приезда в Польшу в этот раз  Родион подготовился более основательно. Он взял в дорогу русско-польский разговорник. Подготовив в уме вопрос о гостинице, немного прорепетировал, и стараясь точно произносить польские шипящие и жужжащие звуки, как слышал их в кино. Затем он вышел из машины и выдал все подготовленное первой попавшейся пани.  Результат превзошел все его ожидания:  женщина заговорила так быстро и много, нисколько не заботясь, чтобы Крестовский ее понял. Но удивительно, что в





[b]Без языкового барьера[/b].

Польше он не почувствовал языкового барьера. Поляки говорили на своем языке,  а он на своем и все друг друга прекрасно понимали. А вот из всего увиденного Польша произвела почему-то очень грустное впечатление. Может быть из-за дождя, который то лил как из ведра, то переходил на мелкие капли. Казалось бы, поляки сделали все, что хотели, устранили все, что мешало им жить: поменяли правительство, повыгоняли нечестных на руку чиновников, но уровень жизни все был не выше российского.

Почти без приключений Родион проехал половину Польши. Но уже перед Познанью уткнулся в хвост многокилометровой колонны. На светофоре из остановившегося впереди "БМВ" неожиданно выскочил рыжий коренастый парень с картой в руках.

- Мужик, ты наш? Русский? Не покажешь..., - начал он.

- Да я сам тут впервые, скорей бы до нашей границы... И тут в одну секунду все изменилось. - Слушай, так..., - выражение его лица стало злым и угрожающим, сразу за светофором свернешь направо на площадку. Мы из бригады Серого, контролируем это участок. Если не хочешь, чтобы наша братва поработала с твоей машиной, свернешь.





[b]Бандиты[/b].

Крестовский был наслышан, что бандиты били стекла и уродовали краску на машине. Послушать их или нет? Как назло, впереди на дороге образовалась пробка. Колонна машин почти не двигалась. Догнать его было пару пустяков. Ну, хорошо, лучше лишиться сотни долларов, чем оказаться с изуродованной машиной в чужой стране.

Но надежда еще теплилась,  может все обойдется. Так, шутка, розыгрыш. Впереди, "БВМ" и "Фольксваген" замигали поворотниками направо, и он последовал за ними на площадку. Хорошо, что он предусмотрительно припрятал несколько купюр в разные укромные места своего гардероба и даже под стельку туфля.

На площадке они остановились. В "БМВ" сидели трое парней, в другой иномарке - пара муж и жена, как понял Крестовский, таких же бедолаг, попавших в сети бандитов с большой дороги.

Здоровенный амбал в куртке защитного цвета, поигрывая в руках крупной серебряной цепочкой, вел нелицеприятный разговор.

- Слушай и ты, - повернулся он Крестовскому. - Еще раз говорю русским языком. За проезд надо платить. По триста баксов с каждой машины.

- С какой стати мы должны платить? - возмущалась молодая женщина. - У нас нет денег, друзья.

Но амбал был неумолим:

- Даем вам пять минут", - и отошел к своей машине.





[b]Прорываться?[/b].

Родион не чувствовал страха, мысль работала в одном направлении: "Как бы выпутаться из этой неприятной ситуации? Есть коллектив, это уже легче", - вертелось у него в голове.

Тем временем его новые знакомые были не на шутку встревожены. Они подошли к Крестовскому:

- Эти ребята шутить не будут. Что будем делать?

- Если у нас совет, то я предлагаю прорываться. Достанем из багажника монтировки и рванем на полных газах вперед. А там будь, что будет.

- Нет. У вас своя голова, а у нас их две, - возразил водитель "Фольксвагена". - У меня жена. Машина черт с ней. А вот что эти подонки могут сделать с ней?

Они так и не пришли к единому мнению, когда к ним опять подошел амбал с еще одним верзилой, одетый не по погоде в кожаную куртку.

- Ну что?

Авто клуб ПМР. Советы для автолюбителей из Приднестровья.

180

Re: Рассказ Белый Мерседес

[b]Суровая правда[/b].

Крестовский выступил вперед:

- У нас, ребята, нет денег. - И достав бумажник, вывернул его на изнанку. - Вот двести долларов. Могу дать сто. На остальные только доехать.

Его новые знакомые также дружно закивали головами: "У нас тоже туго с финансами".

- Врут они, - проговорил верзила в кожаной куртке. - Короче, сейчас мы вас выкидываем из машины, забираем документы, тачки толкнем здесь же. Любой поляк согласится их взять за полцены на запчасти.

- Ну, честно, ребята, только на бензин.

- А ну посмотри! - буравя    маленькими глазками,   приказал     главный  бандиту в куртке.

Тот профессионально обшарил у Родиона карманы, поднял даже брючины, не спрятаны ли деньги в носках.

Супружеская пара понесла самые ощутимые потери. У жены они заметили на шее золотую цепочку, а у мужа золотой перстень с печаткой.

- Нет валюты, снимайте цацки.





[b]Стыд за унижение[/b].

Опять небольшой совет. И Крестовский услышал негромкие голоса:

- Лучше отдать им это, - говорила женщина, - чем они машину покурочат.

Бандиты рассматривали кольцо и цепочку. И удовлетворившись полученной суммой денег вновь обратились к путешественникам:

- Мы вам дадим пропуска до самого Бреста, и вас никто не тронет.

Бессильная злоба, стыд за унижение. Но он еще легко отделался потому, что надежно спрятал заначку (на всякий пожарный случай) в машине, и ее конечно не нашли. А вот его случайные попутчики пострадали серьезно.

Уже при въезде в Варшаву он потерял из виду "Фольксваген" своих знакомых. "Ну что ж, у каждого своя дорога", - рассудил он.





[b]Полько-белорусская граница[/b].

Было холодно и неуютно. В Варшаве польский полицейский остановил Родиона командой жезла.

- Пан, прошу документы на Вашу машину, - рыская глазами к чему прицепиться, проговорил он.

- Огнетушитель есть? А где домкрат? Почему не пристегнулись ремнем безопасности?

- Сколько?

- Тридцать! На выезде из Варшавы впервые за тысячи километров появился указатель с родными словами "Москва 1275 км".

К полько-белорусской границе Крестовский подъехал уже к вечеру.  Но уже за километров пять до границы была большая очередь из грузовиков. Крестовский решил не стоять и выехал на левую полосу направился сразу к терминалу, через который пропускали легковые автомобили. Но и здесь очередь в километр. Пристроился в хвост. Но тут возле его машины возник молодой парень.

- Давай 100 марок, и я поставлю тебя в голову колонны, - предложил он.

- Нет, парни. Я уж лучше подожду. Медленно движется очередь. На часах - три часа ночи. Но перед самой границей метров за сто к Родиону подошли двое парней.

- Надо, заплатить. Мы из бригады Лукаша.

- Да уж заплатил, - протянул он бумажку. - Вот ксива.

- Ты заплатил до границы, а до Бреста наша зона начинается. Если не заплатишь, в Белоруссии тебя встретят, и сам понимаешь, что будет...





[b]На границе[/b].

Но Крестовский их уже не слушал. Он в наглую вывернул из колонны и рывком доехал до пограничного терминала резко затормозив почти вплотную от него. И выйдя из машины бросился к стоящему пограничнику с автоматом.

- Пан, пан, стой! - пограничник направил на него ствол автомата. - Назад!

Подбежал польский офицер и начал ругаться. Его вновь завернули в хвост колонны.

Спустя некоторое время к нему опять подошли те двое и вероятно, по агрессивно-возмущенному виду Крестовского поняв, что взять больше с него нечего, один из них протянул бумажку: "Ладно, вот твоя ксива, езжай". И двинулись вдоль колонны, выискивая машины соотечественников. На бумажке корявым почерком шариковой ручкой было написано: "Отработано. Бр. Лукаша".





[b]Мстительные мысли[/b].

Опять захлестнули мстительные мысли. Это безобразие легко конечно прекратить. Поехать переодетым сотрудникам, записать разговор. И переловить бандитов-вымогателей. Другим неповадно будет. Но видно этот криминальный бизнес всем выгоден: польской таможне, полиции, бандитам. Выгоден всем кроме российских водителей.

Границу с Белоруссией он пересек спокойно. Почти дома. Брест. До Москвы чуть больше тысячи километров. В Бресте, скорее всего по его радостному лицу, таможенники поняли, что смотреть его особо нечего и довольно быстро отпустили с миром. Перекусил в кафе, теперь уже за рубли, и поехал дальше. Машин мало, ехалось спокойно, размышлялось, думалось о разном. Белоруссия, почти Россия. Названия населенных пунктов, язык...

Авто клуб ПМР. Советы для автолюбителей из Приднестровья.

181

Re: Рассказ Белый Мерседес

[b]Сентиментальность[/b].

Но почему мы русские такие сентиментальные?  Трудно представить себе итальянца, француза или американца, которые целуют свои фиаты, рено или форды, доехав на них до границ своей родной страны. Мы, сентиментальные потому, что наша жизнь - борьба, а не удовольствие. Но зато удовольствие мы умеем ощущать остро, как никто другой. Недаром только в России могла родиться "русская рулетка", которая щекотала нервы фаталистов.

Таможня - это слово не оставляет равнодушным никого.  Таможенный бизнес - один из самых прибыльных, минимальное вложение дает максимальную прибыль. Если раньше до таможен дело было лишь тем, кто выезжал за "железный занавес", то теперь клиентами этого малоприятного в общении ведомства становятся многие. Будучи уже в 450 км от Москвы на автомобильной дороге - пограничном переходе между Россией и Белорусью,. Крестовский был предупрежден, что таможня существует, что она почти незаметна на дороге и чтобы он ее случайно не проехал, потому что Бреста, без Смоленска, для растамаживания машины недостаточно.

Трудно сказать,  какой она была раньше,  но теперь проехать, не заметив и ее было просто невозможно. К Смоленской таможне Крестовский подошел под вечер. Именно подошел, а не подъехал. Подъехать к таможне Родиону с первой попытки не удалось, так как стоящие в три ряда грузовики с российскими, белорусскими, украинскими, прибалтийскими номерами, не говоря уже о заграничных фирмах, заставили совершить примерно полукилометровую пешую разведку для выяснения обстановки на самой таможне.





[b]Мифический коридор[/b].

"Коридор" Родиону обнаружить не удалось,  поэтому пришлось "вылететь в трубу":  пока проверяют выезжающий из России грузовик,  несколько легковушек успевают по встречной узкой полосе проскочить до "белорусского" шлагбаума. Здесь заминки не было, белорусские таможенники бросили таможню, и унылый белорусский гаишник выполнял фактически функцию отсекателя потока на российскую территорию.

За шлагбаумом,  на нейтральной полосе,  был относительный порядок.  Его обеспечивали работники российской ГАИ,  обслуживающие российскую таможню, простейшим образом: частные легковушки загоняли в "аппендикс" - на стоянку у поста ГАИ, а грузовики после не очень пристального внешнего осмотра выгоняли за шлагбаум, и делай что хочешь, только не оставляй машину посреди дороги. А "загорать" здесь водителям грузовиков приходится долго: те, кто подъехали до обеда, к шести часам вечера еще не отстояли и половины очереди.  Дело канительное:  один сотрудник выписывает таможенную декларацию, а другой потом списывает все это в журнал. Разъяренные таким сервисом дальнобойщики, понявшие несбыточность своих расчетов в понедельник утром быть с грузом в Москве,  затеяли бузу. Стали требовать начальника. Начальник вышел из будки и с отрешенным видом объяснил, что у него не хватает людей, а самое главное - регистрационный журнал всего один! Эта логика враз успокоила и русскоязычных зачинщиков, и действовавших по той же схеме иностранцев.





[b]Очередь[/b].

У частников была своя очередь. Их тоже записывали в журнал после проверки таможенных документов и ставили отметку в документах на автомобиль. Эта очередь двигалась быстрее, чем у водителей грузовиков: за час проходило около 20 человек. Суматоха, царящая на таможне,  да и сам ее убогий вид (несколько покосившихся вагончиков) делали время проведенное здесь,  нестерпимым.  И все это было отмечено облаками пыли, так как многие совершали объезд по обочине, и маревом сизого дизельного выхлопа.

Какие тут магазины беспошлинной торговли или кафе. Здесь не было даже дощатого туалета, ни мусорного ящика, просто скамейки.





[b]НА Родине[/b].

И вот наконец-то он на Родине! Это было уже после Смоленска. Спуск. Скорость около 90, но все обгоняют,  летят, торопятся. Внизу, перед новым подъемом неожиданно вырастает пост ГАИ. С опозданием заметил он треножник с прибором и инспектора, делающего знак остановиться. После обычного представления и просмотра документов, он пригласил Крестовского к себе наверх. Разговор, который состоялся, знаком каждому водителю.

- Нарушаете, товарищ водитель, - открывая удостоверение, говорил инспектор, - будем составлять протокол, - в голосе его слышалось вроде бы и утверждение и вопрос.

- Зачем же сразу протокол? - А как мне вас тогда наказать прикажите? На пятьдесят или сто?

- Уж если можно было выбирать, то я бы предпочел на пятьдесят...

- Ну, хорошо, одобрил инспектор его решение. Четыре быстрых колеса постоянно ведут поединок с судьбой. Ведь чем медленнее мы едем, тем быстрее судьба нас догоняет. Все что происходит с автомобилем, никогда не происходит случайно. Да, именно, автомобиль - это мощный атрибут того, что мы называем мистикой в нашей судьбе.





[b]Свободная езда для свободных граждан[/b].

Главная причина многих нынешних дорожных происшествий так называемая  "свободная езда для свободных граждан". Во время аварии у человека часто проявляется более опасная, чем паника, реакция - оцепенение. Поддавшись ему, человек лишает себя всякой возможности благополучно выпутаться из этой ситуации.

Наваливалась усталость. Но душа была на подъеме, по всему телу растекалось тепло от мысли: "Вот он, через несколько часов, приедет на своей машине. Моя!"

...Его вела судьба.  Он был виноват сам.  Почему-то решил ехать объездной дорогой. Она же представляла собой узкую ленту, то бросающуюся с крутого пригорка вниз, то взбирающуюся вверх. На одном таком участке дороги его машину вдруг потащило, и он ничего не мог предпринять, а дальше...

Говорят, что есть бессмертные люди. Но они бессмертны не потому, что не умирают, а потому, что их невозможно убить. Человек на расстоянии чувствует опасность, и тело в момент удара ножа или выстрела само превращается как бы в панцирь и становится недостигаемым для убийства. Он не чувствовал смертельной опасности.

Авто клуб ПМР. Советы для автолюбителей из Приднестровья.

182

Re: Рассказ Белый Мерседес

[b]Жуткий удар[/b].

Жуткий удар остановил время. Как будто жизнь кончилось, время остановилось и, пошло немое кино, с замедленной скоростью. Крышка капота машины съежилась гармошкой.

Когда к нему вернулось сознание, он почувствовал, что не может самостоятельно выбраться из салона. Всякое движение отдавалось в позвоночнике. Все. Тупик. Дальше некуда. Почему? За что? Ощущение - как будто что-то огромное и мерзкое со всей своей силой ударило в лицо тяжелой кувалдой. Лобовое стекло покрылось причудливым узором, который тут же рассыпался, едва Крестовский дотронулся до него рукой, завороженной красотой рисунка, и не дав полюбоваться дьявольской мозаикой. Лиственный дождь осыпался сверху,  бомбардируя "Мерседес" или точнее то,  что он него осталось.  "Как же так?  - пронеслось в голове, - Ведь листья еще зеленые - значит еще не поздняя осень. Какой-то странный листопад. И ствол дерева отчего-то, крякнув, расползся на две стороны.





[b]Авария[/b].

Авария, с точки зрения человека, это случайность, но с мистической точки зрения Бог чаще всего в таких случайностях и проявляет себя. Именно там, где происшествие кажется наиболее бессмысленным и абсурдным, мы соприкасаемся с высшим смыслом. Это и есть, та самая судьба, божественное дыхание. Тут он почему-то вспомнил "Иллиаду" Гомера. Внизу идет Троянская война, а вверху боги разыгрывают в кости судьбы сражающихся. Они метали жребий! Они тоже играли!

Другой вопрос:  может ли человек изменить судьбу,  предначертанную ему свыше?  Он был убежден, что Бог вообще ничего не запрещает. Он правит по законам свободы, а это значит, что человек сам хозяин своей судьбы. Богом предопределена лишь возможность того или иного события.  А случится оно или нет,  уже зависит от самого человека.  Когда мы касаемся таких вещей, как жизнь, случайность и необходимость, конечное и бесконечное, то предполагаем, что у каждого из нас своя судьба, в которой все до мелочей расписано. То же и с конкретным событием: это закономерность, и случайность одновременно. Мы с помощью мыслей и чувств вызываем ту или иную ситуацию в жизни. Реальностью становится то, во что мы верим.

Самым скверным в его ситуации было то,  что дорога была пуста.  Никто не видел этой аварии. Кювет же был глубоким, и было мало надежды на то, что кто-нибудь из проезжающих мимо водителей заметит перевернутую машину и окажет помощь. Поэтому, когда через некоторое время он услышал со стороны леса приближающиеся голоса, у него радостно забилось сердце: "Спасение".





[b]Дверцу рванули[/b].

Смотри-кось, машина, и барахла много, - услышал он. Родион почувствовал, как с трудом подалась искореженная задняя дверь,  и подошедшие мужики,  восклицая и переговариваясь, стали торопливо вытряхивать на землю все то, что он вез в салоне своей машины. Один из них выматерился, пытаясь открыть багажник, а потом ударил по замку, по всей видимости, топором и, наконец, открыл. Тот, кто помоложе, ткнул его  сапогом в бок, отчего Родион застонал.

- Глянько-сь, живой? - услышал он над самым ухом. Проворные руки ловко вывернули карманы куртки и брюк.

Деньги, оставшаяся валюта, документы перекочевали в чужие карманы.

- Коммерсант, - почему-то зло сказал молодой, шелестя долларами. - Мы в деревне за харчи пашем, а он, гад, с долларами ездит.





[b]Эпилог[/b].

И они быстро ушли. Но время все-таки шло. Надо было что-то делать. Помощи ждать было неоткуда. Наконец, собравшись с силами, он с трудом вылез из смятого салона машины. Взошел на пригорок. Платком вытер лицо.

В кювете лежал разбитый "Мерседес". Вмятая фара, покареженные капот, багажник и двери, разбитое лобовое стекло.  Крестовский еще раз посмотрел на машину и сказал лучезарно:

- Оттанцевался! После хорошего всегда бывает больно, - и засмеялся забытым смехом победителя...

Потом он вновь спустился к тому, что осталось от "Мерседеса", собрал оставшиеся вещи и документы. Расставаться с машиной было жалко, как с живым существом. За несколько дней он уже успел привыкнуть к ней.

Подумалось: "Человек проигрывает не когда он упал,  а тогда,  когда упал и потерял веру в свои силы подняться".  Он захлопнул оставшуюся почему-то целой дверь, выбрался на дорогу и пошел, не оглядываясь. Грустные мысли крутились в его голове: "Я - бродяга и страстно люблю эту прекрасную ненавистную жизнь.  Я был строителем,  бизнесменом, кандидатом в депутаты и никогда меня не гнала нужда, и только безмерная жажда жизни и нестерпимое любопытство, а что там за поворотом, горизонтом?"

Его дистанция продолжалась. По дороге жизни он шел налегке...

Счастье виновато улыбнулось ему вслед...

1993-1995 гг.

Авто клуб ПМР. Советы для автолюбителей из Приднестровья.